Alt Text!
Київська Академічна Майстерня Театрального Мистецтва
Alt Text!
м. Київ. вул. Ярославів Вал 14-б

Книга Ады Роговцевой «Свидетельство о жизни» обрела сценическое воплощение

29 Квітня 2014

В столичном театре «Сузир`я» состоялась самая необычная презентация книги Ады Роговцевой «Свидетельство о жизни»

Наверное, еще ни разу творение автора не воплощалось в спектакль-репетицию, чтобы стать ближе и понятнее зрителю. Но режиссер Екатерина Степанкова как никто понимала: главный герой мемуаров ее мамы – театр, которым пронизана вся жизнь великой актрисы. Поэтому дойти до читателя книга должна через театральное представление.
Степанкова выбрала жанр литературного чтения. Получилось что-то среднее между репетицией и «театром у микрофона». Все то, что прожило, выстрадано и создано Адой Николаевной, теперь произносили другие артисты - те, кто учился актерскому мастерству на ее примере. Но от этого страницы книги обретали еще большую искренность и глубину, становились общечеловеческими, ведь через семейные воспоминания просматривалась история всей нашей страны, судьбы целого поколения.
Ада Николаевна поделилась с читателем малоизвестными страницами своей биографии. Оказывается, ее хотели назвать Людмилой, но подвыпивший отец с кумом все перепутали. «Под шафе» они записали новорожденную в честь любовницы кума Адой, причем с двумя «д», а потом, получив нагоняй от роженицы, пошли исправлять ошибку. В райсовете не стали мучиться – в метрике одну букву просто зачеркнули и написали «исправленному верить». Особенно жуткими для Роговцевых были годы в фашистской оккупации, ведь семья уехала из Одессы в Глухов налегке, веря, что война продлиться не больше двух месяцев. В итоге все оказались без одежды, денег, даже минимальных средств к существованию.
Ада Николаевна с горечью, но предельно откровенно рассказывает о своем младшем брате, психологически сломавшемся от последствий войны. Не скрывает задорный характер своих бабушек – Черной, Белой и Красной, одна из которых постоянно подворовывала деньги у домочадцев. С отвагой делиться с читателями сложностями своей любви к мужу, всенародно известному актеру Константину Степанкову.
Каждый артист в постановке произносил свой блок текста, словно проигрывая характеры людей, о которых писала Ада Николаевна. Так Ларисе Руснак, Лесе Самаевой и Анастасии Орличенко достались страницы с воспоминаниями о матери и бабушке. Актрисы очень точно и филигранно передавали интонацию и пластику пожилых женщин, их особенности и яркий характер. Ольга Лукьяненко и Анастасия Киреева сыграли Аду Роговцеву в молодости. И обе девушки были невероятно похожи интонациями, комсомольским задором, и внешне на юную Роговцеву. Мужские характеры достались Андрею Мостренко и Алексею Скляренко.
Парни с честью справились с возложенной на них задачей создать мужественный антураж повествования. И хотя костюмы на исполнителях были современные, а из декораций – только стулья и видеопроектор, для демонстрации фотографий и кинокадров, перед зрителями за полтора часа пронеслась вся эпоха Роговцевой. Ожили даже закулисные будни театра имени Леси Украинки, заговорили великие актеры - Юрий Лавров (отец Кирилла Лаврова), Виктор Халатов, Олег Борисов.
Екатерина Степанкова провела всего пять репетиций, поэтому все читалось актерами с листа. Но шероховатости, и даже забытый текст только придавали очарование и жизненность представлению. У Ады Роговцевой есть несомненный литературный дар. Как точно и лапидарно она дает характеристики героям, как ярко передает сценки из театральной жизни, как забавно отзывается о своих бабушках, с каким юмором вспоминает о великих коллегах. Только очень хорошая литературная основа могла стать базой для такой эмоциональной инсценизации.
Во время спектакля публика в зале плакала. А когда появилась Ада Роговцева, то заплакали уже сами артисты. Ведь Ада Николаевна целый год после смерти сына не выходила на сцену. Она уединилась в деревне под Киевом, поближе к могилам дорогих ее сердцу Костиков (сына и мужа). И там написала книгу «Свидетельство о жизни». Название придумал сын. Маленьким он спросил: «Почему есть свидетельство о смерти, а свидетельства о жизни нет?» Вот она его и выдала всем живущим.
И сейчас сын тоже был вместе с ней – в кадрах из старой хроники, на семейных фотографиях, в песнях и воспоминаниях. Ада Николаевна созналась, что написав эту исповедь, она подвела черту. Устами чеховской героини Маши актриса обозначила свое основное правило: «Надо жить!».
«Господь дал нам эту заповедь, и это держит меня на этой Земле. Я благодарна коллегам, что они произнесли вслух то, что я накрапала», - сказала актриса. - И если к вам пришли ваши бабушки, ваши близкие, то это и есть составляющая нашей жизни. Эти люди рядом. Когда я сама начинаю доходить до ручки, то Господь всегда посылает мне ангела, и я начинаю захлебываться нежностью и добротой. Катя вытащила для этого спектакля немного страниц из книги. Но про всех и не напишешь – не хватает мастерства, и я боюсь, что будет не интересно читателю. Но все эти люди мне родные, я их всех помню и люблю. У меня есть дочь, внуки. И эту книгу я посвятила моей золотой Кате».
Ада Николаевна призналась также в любви к зрителям, а затем без устали подписывала свою книгу. Автограф-сессия длилась около часа.

Наші партнери